Сен 30, 2016
105 Просмотров
0 0

Компании узнают о рисках финансового рынка

Автор

Центробанк рассматривает возможность ввести квалификацию корпоративных клиентов по аналогии с квалификацией физических лиц, сообщила директор департамента развития финансовых рынков Елена Чайковская (цитаты по «Интерфаксу»). По ее словам, появляются случаи, когда клиенты судятся с профучастниками, заявляя о своей неосведомленности, – квалификация юрлиц станет инструментом защиты для добросовестных профучастников рынка ценных бумаг. «Какими бы продвинутыми ни были клиенты – ряд корпораций имеют казначейства, которые не уступают банковским, но тем не менее традиционно суды рассматривают их как слабую сторону в спорах», – заявила Чайковская.

Доступные клиенту инструменты будут зависеть от его «продвинутости»: «Если приходит корпорат, который понимает, какую сделку он заключает, тогда не должен иметь права оспаривать действия профучастника из-за того, что он проиграл». Критериев Чайковская не назвала, и не факт, что они будут оформлены в нормативный акт, – возможно, будут стандарты..

Центробанк рассматривает возможность ввести квалификацию корпоративных клиентов по аналогии с квалификацией физических лиц, сообщила директор департамента развития финансовых рынков Елена Чайковская (цитаты по «Интерфаксу»). По ее словам, появляются случаи, когда клиенты судятся с профучастниками, заявляя о своей неосведомленности, – квалификация юрлиц станет инструментом защиты для добросовестных профучастников рынка ценных бумаг. «Какими бы продвинутыми ни были клиенты – ряд корпораций имеют казначейства, которые не уступают банковским, но тем не менее традиционно суды рассматривают их как слабую сторону в спорах», – заявила Чайковская.

Доступные клиенту инструменты будут зависеть от его «продвинутости»: «Если приходит корпорат, который понимает, какую сделку он заключает, тогда <…> не должен иметь права оспаривать действия профучастника из-за того, что он проиграл». Критериев Чайковская не назвала, и не факт, что они будут оформлены в нормативный акт, – возможно, будут стандарты саморегулируемых организаций (СРО), которые будут признаваться судами.

«Деривативные сделки заключаются самыми разными юрлицами, в таких условиях целесообразно рассмотреть возможность дифференцированных подходов», – говорит представитель ВТБ. При этом к обсуждению стоит привлечь сами компании, ВТБ также готов в этом участвовать.

Плюсы и минусы

«Нефтиса» Михаила Гуцериева по совету президента Сбербанка Германа Грефа в конце 2014 г. захеджировала риски падения стоимости нефти и дополнительно могла заработать $1,75 млрд, сообщало Reuters в апреле. О крупнейшем убытке по операциям с производными финансовыми инструментами – на 122 млрд руб. – сообщила в отчете за 2014 г. «Роснефть». «Транснефть», которая хеджировалась от падения доллара с помощью деривативов, в том же году потеряла почти 80 млрд руб.

«Такая практика распространена на зарубежных рынках. Но нужно быть осторожным с критериями – не допустить ситуации, при которой хорошо осведомленный клиент не сможет совершить сделку, потому что не прошел по формальным параметрам», – считает вице-президент «ФК Открытие» Владимир Омельченко. Деривативные сделки заключаются или для хеджирования рисков, или при спекулятивных сделках – в критериях нужно учитывать не только размер активов, капитала, но и специфику деятельности компании, продолжает он, например, если производитель древесины покупает фьючерс на нефть, это должно настораживать.

Стандарта СРО может быть достаточно, считает президент Национальной ассоциации участников фондового рынка (НАУФОР) Алексей Тимофеев: «В документе следует раскрывать риски, в том числе негативный для контрагента сценарий изменения цены, курса или ставки. При раскрытии такой информации профучастники смогут рассчитывать на защиту в судах». Например, недавнее решение по Банку Москвы упоминало аналогичный стандарт НАУФОР, вспоминает он.

Осенью Арбитражный суд Москвы стал на сторону ООО «Платинум недвижимость» в споре с Банком Москвы (входит в группу ВТБ). Суд признал недействительными сделки валютно-процентного свопа, сочтя финансовую квалификацию компании недостаточной. Похожий случай был в 2012 г. Тогда компании «Агротерминал» и «Эрмитаж девелопмент» расторгли сделки процентного свопа, привязанного к ставке LIBOR, с «Юникредит банком». В обоих случаях арбитраж посчитал это возможным – при условии, что на дату расторжения сделок не было неисполненных обязательств. Будущий платеж, определяемый взаиморасчетом, к таким обязательствам суд не отнес. Размер ставки LIBOR определяется на глобальном рынке и заведомо не может быть известен сторонам, а значит, до срока следующего платежа ни одна из них не имеет никаких обязательств, причем не известно, возникнет ли у них оно в будущем вообще, объяснил свое решение Арбитражный суд Москвы.

В судах сейчас существует очень разрозненная практика в стандартах раскрытия банками информации при заключении деривативных сделок с клиентами, поэтому разъяснения ЦБ будут полезны, считает старший юрист Nektorov, Saveliev & Partners Константин Галин. Но абстрактным нормативным актом с формальными критериями невозможно урегулировать все особенности деловых отношений – у суда должна быть возможность отходить от прописанных параметров, если он видит, что сторона понимала, на что шла. К сожалению, сейчас суды больше склонны формально применять нормы права, что оставляет место для злоупотреблений.

Категории статьи:
Инвестирование

Оставить комментарий